Просмотров: 574

ВОЛК стоял и с МОЛЬБОЙ просил помощи у деда Степана!Случай в тайге!

Старый таежник дед Степан давно уже жил один на краю деревни. Его маленькая старенькая избушка одиноко стояла возле самого леса. Всю свою жизнь он прожил рядом с тайгой, всю ее исходил вдоль и поперек, не одну сотню километров намотал по таежным тропам. Но вот в последнее время он редко выходил в лес. Здоровье уже было не то, чтобы по тайге бродить. Но когда пошли в рост ранние маслята, усидеть дома он просто не смог.

И вот раненько по утру, по холодку, прихватив с собой небольшую корзинку, дед направился в лес. Старик, не спеша двигался по таежной чащобе. Небольшие подъемы чередовались крутыми затяжными спусками. По склонам иногда попадались небольшие редкие полянки с боровыми маслятами. Корзинка потихоньку не заметно наполнялась и уже начинала давить на руку своим весом. Дед Степан немного притомился. И уже подумывал, что надо заканчивать с этим грибным сбором. «Так и до дома можно не дойти, ноги уже не те, чтобы по горам лазить». Он спустился, не торопясь по небольшому косогору и направился в сторону деревни, не забывая при этом внимательно смотреть по сторонам. «Может еще какой грибок попадется, в корзинке места для всех хватит».

Вскоре он вышел к глубокому оврагу, края которого давно заросли вековыми соснами и сплошным кустарником. Он шел по краю оврага и вдруг под деревьями, в тенечке, заметил целую кучу молоденьких маслят.

Старик наклонился и не торопясь, стал срезать грибы и аккуратно складывать их в корзинку. Но вдруг он почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд, а когда поднял голову, чуть не упал от неожиданности. В двух метрах от него стоял здоровенный волк и внимательно смотрел на него. Дед так и застыл с последним грибом в руке. Несколько секунд они смотрели друг на друга не отрываясь. У старика сразу ноги онемели от страха и беспомощности, что ему делать, если на него сейчас кинется эта зверюга. Но волк не проявлял никакой агрессии, он просто внимательно смотрел деду в глаза, без всякой злобы, без оскала, а потом вдруг отступил назад и тихо заскулил. И взгляд его изменился, он стал таким беспомощным, таким потерянным и жалким, и столько боли и мольбы вдруг увидел старик в этом взгляде, что невольно привстал и сделал шаг к волку.

Зверь отступил еще на пару шагов, потом перевел взгляд в сторону оврага и снова посмотрел на деда Степана. Страх понемногу отступал, рассудок вернулся к старику, и он понял, что волк зовет просто его и просит о помощи. Дед сделал еще пару шагов, зверь отскочил и скрылся в кустах. Когда старик пролез сквозь кусты, волк стоял уже на дне оврага и смотрел на него. Затем делал несколько шагов и оборачивался. Он явно звал старика за собой. Когда дед Степан спустился в овраг, он потерял волка из виду, но услышал тихое повизгивание чуть впереди себя и пошел на звук.

Невозможно передать словами чувство старика, когда он увидел волчонка, который застрял лапкой между двумя толстыми ветками поваленного дерева.

Он стоял и тихо поскуливал. Как он сумел туда попасть, оставалось только гадать. Видать, волчонок долго бился, пытаясь вырваться из ловушки, но еще глубже и глубже застревал. И теперь совершенно выбился из сил, он мог только повизгивать, да тихо поскуливать. А волк стоял поблизости и смотрел на старика, как бы спрашивал: «Чего же ты медлишь, помоги же ему». И дед Степан начал аккуратно освобождать проказника. Не без труда, но все же ему удалось освободить лапку. И через несколько минут

волчонок был уже на свободе. И только тут из кустов показалась мама-волчица, она пряталась в кустах все время и пока он освобождал волчонка, наблюдала из укрытия. Волчонок с трудом доковылял до своей мамки и радостно заскулил. Волчица с любовью облизала своего проказника, потом посмотрела на деда Степана и не громко заскулила.

А вскоре вся волчья семья медленно растворилась в густой чащобе леса. А дед Степан постоял немного, еще раз взглянул на заросли, куда ушли волки и улыбнулся: «Это она мне «спасибо» так сказала за спасение своего детеныша» — на душе у него было легко и радостно.