fbpx
Просмотров: 415

Сбежав с ребенком от бывшего мужа, я встретила его спустя 3 года. Он даже не узнал нас…

Я приехала сыном в родной город спустя три года, чтобы решить вопрос квартирой. Встреча с ним было для меня неожиданной, но он просто меня не узнал. Я выскочила замуж достаточно рано. Мне только-только исполнилось 18 и уже через полгода я родила сына. Отношения с мужем завязались очень быстро. Вечер в клубе, красивый парень и сладкие речи, алкоголь и утро в чужой квартире. Для меня тогда весь мир перевернулся, я влюбилась по уши. А он, что сказать, был очарователен. Старше меня на пять лет, успешный студент, у него всегда были деньги, и он одаривал меня подарками.

Тогда в свои 17 лет я была миниатюрной куколкой, со смазливой внешностью, но совсем потерявшая разум от любви. Подруги тогда разделились на два лагеря — один большой был за то, чтобы мы с Глебом встречались, многие завидовали, другой же, малочисленный лагерь, состоял из нескольких подруг, пытавшихся привести меня в чувство и показать, каков он на самом деле. Для меня это была первая, и как мне тогда, казалось, последняя любовь. Я отдалилась от тех, кто осуждал мои отношения. Родители мои погибли давно и воспитывала меня бабушка.

Так уж получилось, что я забеременела. Сыграли свадьбу и начался ад. Я никогда не думала, что человек способен так сильно измениться. Глеб оскорблял меня, ломал мои вещи, разбивал телефоны, особенно, когда был пьян. Руку на меня он не поднимал, но толкнуть мог. Из молодой красивой девушки я превратилась в прислугу, дома носила старые и поношенные вещи, плакала каждую ночь. После родов на гормональном фоне я резко располнела, чем еще больше разозлила мужа. Для коллег и его друзей мы были идеальной семьей. В шкафу даже были специальные вещи, которые я надевала для прихода гостей. Бабушке говорить я не хотела, у неё было слабое сердце и свои страдания я скрывала от неё.

Мы прожили с мужем три года. Последней каплей стали похороны моей бабушки. Так как городок был у нас маленький, все друг друга знали, когда бабушка умерла, проститься с ней пришли соседи и многие мои друзья детства. Муж на похороны не пришел. Сказал, что работает, и чтобы я сама разобралась. С маленьким сыном на руках я бегала и оформляла все документы. Тогда же, на похоронах, спустя долгие три года, встретила когда-то лучшую свою подругу, Леночку. Лена была против Глеба изначально. Видимо, она тогда уже разбиралась в людях лучше меня. Лена в день похорон была все время рядом со мной, помогала с сыном и поддерживала.

Когда все ушли, мы остались вдвоем и наконец смогли поговорить. «Ксюша, почему Глеба не было?» — наливая мне чашку чая, спросила подруга. «Ведь у тебя сейчас такое тяжелое время, он должен был поддержать тебя» — «Сказал, работа важнее. Лена, мне так жаль» — я склонилась над стаканом и внезапно все, что сдерживала я годами, вырвалось наружу. Я рыдала в голос: «Мне жаль, что я тогда тебя не послушала. Я думала это любовь, сказка, как пишут в книгах, и жили они долго и счастливо. Почему же всё так обернулось?». Лена обняла меня и почти полчаса выслушивала мою исповедь.

«Знаешь, Ксюша, мне кажется, дальше так жить нельзя» — она вытерла мне слезы. «Я переехала сейчас в другой город, снимаю там квартиру. Предлагаю поехать со мной. Я помогу во всем. Мне, правда, очень больно видеть тебя такой».

«Лена, а как же Артемка?» — я кивнула на спящего на диване сына. «Я не хочу лишать его отца» — «Да какой он отец, от него даже помощи никакой нет. В общем я здесь пробуду еще пару недель. Остановилась у родителей, адрес ты знаешь. Если надумаешь, приходи». Я кивнула и обняла подругу. Мы просидели еще около часа, и она отвезла меня с сыном домой.

В квартире никого не оказалось. В голове крутились слова подруги. На часах было восемь вечера, когда мы приехали, а Глеб работал до пяти. Прождав час, я закинула сумку и сложила свои документы и документы сына, побросала некоторые вещи и деньги, которые смогла найти в квартире. Глеб обычно все наличные держал у себя. Сумку я убрала под кровать сына. Муж вернулся в 12 ночи пьяный со следами помады на рубашке и ароматом женских духов. Это стало для меня ведром холодной воды. Я позволила настолько сильно втоптать себя в грязь, что самой стало мерзко. Мы начали ругаться. Глеб как обычно стал оскорблять меня, но в этот раз я ему ответила. Мой отпор настолько разозлил его, что повалив меня на пол, он стал бить куда попало. Спустя 15 минут моего избиения, он встал и спокойно пошел спать, крикнув из-за спины мне, чтобы до утра я все убрала и что это будет мне уроком.

Я пролежала на полу еще около 10 минут, потом медленно держась за стенки, я поднялась. Глеб уже храпел в спальне, так и не удосужившись раздеться. Я зашла в ванну и ужаснулась — губа была разбита, на лице синяки, вся футболка была в крови, на руках остались синяки от пальцев. Взглянув на себя, я поняла, что это была последняя капля. Если я хочу сберечь сына, надо бежать. Я умылась, переоделась и пошла в детскую.

Тихонько разбудив Артема, я одела его и взяв сумку, одержимая страхом, практически выбежала из дома. Я была настолько испугана, что Глеб сейчас проснется и побежит на поиски нас, что даже не додумалась поймать такси. Я шла, неся на руках ребенка почти два квартала, так быстро, как могла. Наконец я дошла до дома Лениных родителей. Ночью, избитая, с маленьким ребенком на руках я стояла у дверей подруги. Мне было стыдно и больно, но жизнь сына была важнее всего тогда. Я нажала на звонок и спустя несколько минут послышался топот за дверью. «Кто это?» — послышался за дверью голос Лениного отца. «Максим Александрович, это Ксюша, не могли бы вы Лену позвать?». Я услышала как торопливо открылся замок и дверь распахнулась. На пороге стояли Лена со своими родителями. «Господи, что же он с тобой сделал?» — почти шепотом проговорила подруга. Ее отец взял у меня сына и Лена завела меня в квартиру. Уложив ребенка, я рассказала, что со мной случилось. Лена, недолго думая, подхватила меня и попросив родителей присмотреть за мальчиком, поехала со мной снимать побои.

В следующий месяц были суды, развод, элементы и ограничения Глеба в общении с ребенком. Подруга всегда была рядом. После получения всех документов, мы с сыном уехали и с Леной в соседний город. Первое время было тяжело. Глеб обрывал телефон и пытался найти меня через знакомых. Позже я устроила сына в садик, пошла работать. И только через два с половиной года смогла переступить через свой страх и позволила мужчине появиться в своей жизни.

Кирилл был другой. Он был близким другом Лениного парня и мы часто пересекались с ним. Почти два года мы просто дружили, он узнал мою историю и не настаивал на отношениях. Со временем мы сблизились. Кирилл окружил меня своим вниманием и любовью и я буквально расцвела рядом с ним. Артём обожал его и поэтому очень обрадовался, когда мы стали жить вместе. Встал вопрос о покупке жилья. Но в родном городе у меня осталась квартира от бабушки, и мы решили ее продать и купить квартиру в городе, где живем.

Так спустя три года, я вернулась в родной город. Продажа квартиры и оформление документов немного затянулись. В день, когда сделка о продаже квартиры наконец состоялась, мы с Кириллом и Артёмом пошли в кафе, чтобы это отметить. Сделав заказ, мы сидели и болтали о всякой ерунде. Послышался шум, за соседним столиком ссорились мужчина и женщина. Этот голос я узнала сразу, он долго снился мне в кошмарах. Женщина встала из-за стола и направилась к выходу. Мужчина попытался ее остановить, но в итоге получил пощечину. Встав недалеко от нашего столика, он начал оглядываться в поисках официанта и в этот момент наши глаза встретились.

Глеб изменился – щетина, неряшливая одежда, морщины. На секунду задержав на мне свой взгляд, он отвернулся и наконец, увидев официанта, отдал ему деньги за заказ и ушел, хлопнув дверью. «Мама» — повернувшись ко мне Артем замер, решаясь сказать или нет. «Это же…» — «Да, сынок» — я погладила его по голове. «Это был твой папа. Но, видимо, ты сильно вырос, раз он тебя даже не узнал и меня тоже». Кирилл взволнованно взглянул на меня, будто спрашивал «все ли с тобой хорошо?». Я улыбнулась и кивнула ему в ответ. Я уже не боялась, я стала сильнее еще тогда, когда ночью бросив все и взяв сына, решила начать жизнь с чистого листа.