fbpx

Как девушка по имени Татьяна отработала

Девушка в облезлой кроличьей шубке осторожно шла по размокшей скользкой дорожке, кое-как прочищенной между сугробами. Из уголка ее пакета тонкой струйкой текла темно-желтая жидкость, и пахла она умопомрачительно – элитным алкоголем. Роман уже давно принюхивался и пытался угадать, какой марки спиртное. Не без оснований он считал себя знатоком. Только сейчас почему-то не мог определиться с брендом, и это его начинало злить. Не дождавшись правильной мысли, догнал девчонку и, легонько прикоснувшись к рукаву, спросил:

– Чем это вы поливаете тротуар, леди? «Ахтамаром» или «Наполеоном»?

Девица вздрогнула, посмотрела на лужицу, которая уже натекла возле ее сапог, и с размаху села в снежную кучку, удачно подвернувшуюся на обочине. А потом завыла, тоненько и жалобно:

– «Иджеван»… Пятизвездочный… О! Все пропало! Опять лестницы мыть…

Слезы не просто катились из ее зеленых, совсем детских глаз, а прямо выскакивали из них, как в мультиках или комиксах. Хоть Роме и было жаль рыдающую глупышку, но он все же не удержался – хихикнул.

Смешно? – завопила девчушка. – Я два года без работы! Драила лестничные площадки в вонючих подъездах, бегала по объявлениям о вакансиях. Нашла наконец. Думала, все – теперь устроена, причем по специальности – редактором. В тепле, чистоте, с приемлемой зарплатой. Старичок один помог, он из того дома, где я убирала. Записал на бумажке, кому отнести коньяк, чтобы отблагодарить. Ну тому знакомому, через которого он обо мне договаривался. Наскребла вот, – она обреченно махнула промокшим пакетиком и яростно метнула его в сторону урны. – И кокнула где-то… Второй мне уже не купить – не на что. Ладно, значит, рано спрятала ведро и швабру.

Она вытерла вязаной варежкой покрасневшее лицо и попыталась подняться. Ромка протянул ей огромную ладонь.

– Я – Роман. А ты у нас кто?

– Татьяна.

– Славное имечко! Не кручинься, Танюшка. Сейчас пойдем и купим твоему благодетелю новый презент. На мои, не переживай.

– Э нет, – замотала головой Таня, – не хватало еще побираться.

– Все нормально, – успокоил парень, – отработаешь. Я все продумал и решил.

– Чего?! Ты в уме? Как язык повернулся!

Гневно фыркнув, Татьяна помчалась прочь.

– Тань, да погоди, дурочка! Разве ж я имел в виду что-то позорное? На работу тебя возьму. Мне в фирму как раз нужен филолог. Мои шалопаи такие документы пишут – стыдно отправлять. Что с технарей возьмешь? Компьютерную программу сварганить – это они пожалуйста, а в слове «обеспечение» одиннадцать ошибок делают, по числу букв. Пойдешь ко мне в контору, Танюха? А бутылку тому мужичку все-таки надо вручить, как полагаешь? Хлопотал как-никак, время терял.

Пришла следующая зима

Таня уютно устроилась на заднем сиденье и прижалась плечом к холодной дубленке мужа. У него на коленях в обшитой веселым ситцем корзине тихо сопел Мишутка.

Спасибо, родная, – ласково шепнул Рома. С того момента, как Танечка родила, он сказал ей это, наверное, раз двести.

– Хватит благодарить, Ромчик, – проворковала она и засмеялась. – Отработала как могла. Вроде бы неплохо получилось. Славненький такой карапуз, голосистый, упитанный. Давай я тебе еще за что-нибудь задолжаю, чтобы аист Мише сестренку принес…

Как девушка по имени Татьяна отработала