fbpx
Просмотров: 102

Фельдшер скорой спасла бабушку и внука Теперь мальчик бегает, а бабуля варит компот…

Есть у меня соседка по даче бабушка, Ева. Три лета она не приезжала на дачу. Не засаживала, не ухаживала за своими любимыми клумбами и грядками. «Инсульт» — печально сказала ее дочь. «Жива мама, но руками она управлять не может». Но два года назад бабушка Ева вернулась на дачу. Ее было не узнать — похудела вдвое, почернела с лица, интеллект, речь полностью восстановились, ноги более-менее ходили, а вот руки болтались плетьми. Левая еще кое-как сгибалась в локте и сжималась в неуверенный кулачок, а с правой было совсем безнадежно, словно отросток засохший. Бабушка склонялась по участку и не знала, куда себя деть.

Три радости у нее была в жизни, кроме внука. Огород, рукоделие и домашние заготовки. И всех трех лишил проклятый инсульт. Соседи поддерживали ее как могли, мол, главное сознание ясное, а руками обязательно научится управлять. И как под копирку пересказывали истории о дальнем родственнике, коллеге троюродного брата, у которого был не просто инсульт, а вообще инсультище на всю голову. И чтобы вы подумали, восстановился полностью, не сразу, да, лет пять прошло. Но человеческий организм такая штука. Так что ты, баба Ева, не теряй надежды, все будет хорошо.

Прошлым летом бабушка Ева все так же сидела на крылечке или бродила по огороду. Несмотря на гору лекарств и сложную физиотерапию, за год она смогла только научиться сжимать в кулак левой руки ложку и с грехом пополам доносить ее до рта. «Не надейтесь особенно, чудес не бывает» — сказали дочери врачи.

Этим летом мы на дачу не поехали. Возили дитя на море после успешного поступления в университет. Добрались до огорода только в конце августа яблоки, груши снять. Первым делом смотрю, на соседнем участке бабушка Ева затопила буржуйку во дворе и варит варенье. Одной рукой мешает, другой кастрюлю придерживает. Похорошела, надела яркий спортивный костюм, даже подкрасилась, кажется. Мы всей семьей к ней поздравлять с удачной реабилитацией, расспрашивать что и как. А бабушка Ева говорит: «Не было никакой реабилитации, вылечила меня фельдшер Скорой помощи за одну новогоднюю ночь». Вот такая удивительная и вместе с тем страшная история приключилась с ними. В медицине не силен, со слов бабушки вот пишу.

Новый год семья бабушки Евы решила встречать на этой самой даче. Как раз предыдущим летом дом утеплили, котельную построили, вот и захотели обновить. Приехали, нарядили ёлку, стали стол накрывать, включили телевизор, дочь с зятем готовят, внук возится на полу с игрушками, тут и уснул. Бабушка тоже прикорнула в кресле. Мать стала будить мальчика, время кушать, а он не просыпается и тут дочь кричит в голос: «Он не дышит, не дышит». Дальше бабушка Ева помнит все как в тумане. Помнит, как стояла в дверях и молилась, что будет, если внук умрет, ей бы умереть вместе с ним. Как и ее дочь рыдала, а взять пытался делать то искусственное дыхание, то непрямой массаж сердца. И они никак не могли понять, мальчик дышит хоть немножко или совсем нет. Как бесконечно долго ехала Скорая. Как наконец приехала и стали что-то делать с ребенком.

Вдруг из тумана выпало суровое лицо молодой фельдшерицы. «Слушайте внимательно» -строго произнесла она. «Буду объяснять быстро, только на вас вся надежда и осталась. Видите, в каком состоянии родители? А вы человек взрослый, серьезный. Сейчас они поедут с нами в больницу, а вы берите бумагу, ручку, садитесь за стол и пишите во всех подробностях, как ваш внук провел день — как спал, когда проснулся, что и когда ел, во что играл, были ли какие-то признаки нездоровья, заметили ли вы что-то необычное, все-все, что вспомните. Для анамнеза мелочей нет. Утром в семь часов отнесите на вахту. Будет наш экипаж приезжать, заберет, отвезет лечащему врачу. Поняли меня?». Бабушка Ева кивнула. Но откуда же было фельдшеру знать, что у нее руки не работают, тем более что это не оправдание. Ради жизни внука, она была готова ногами, зубами, носом, собственной кровью, все что угодно и где угодно написать.

Она было попробовала зубами. И зажать ручку между пальцами ног тоже пробовала. Не получилось. Воткнула кое-как крупный красный карандаш в непослушный левый кулак, стала пытаться выводить буквы. На четвертый полного отчаяния без новостей, стала дергаться от локтя правая рука. Потом кисть правой руки сложилась в щепоть. Бабушка Ева переложила стопку бумаги на журнальный столик, прижала ее угол тяжёлой книгой и стала рисовать очень крупные буквы, сжимая карандаш одной рукой и подталкивая другой.

В шесть снова приехала фельдшер. Ее беспокоило состояние бабушки Евы. Стоит, не шевелится, вся то ли белая, то ли серая, то ли синяя. Мало ли инфаркт, инсульт нагрянет от переживаний. Она же не знала, что инсульт уже был, вот и придумала, чем занять пожилого человека на всю ночь, чтобы от мыслей отвлечь, чтобы не случилось чего.

И вот что она увидела. Бабушка, склоняясь в три погибели над журнальным столом, держит карандаш примерно так клюшку для гольфа, выводит огромнейшие буквы и рыдает в три ручья, потому что все очень медленно получается, и руки страшно болят, и поясница, и голова, и глаза. Через час относить анамнез на вахту. Она написала день внука только с семи утра до полудня. «А мальчик-то живой и дышит, нашли полип в горле, удалили, но все еще только начинается. Мало ли что, как проснется от наркоза, как анализы покажут, что в этом полипе. Куковать родителям в больнице еще долго» — фельдшер все уже понимает про инсульт, а бабушка и говорит ей, что «Вот пока старалась, писала, правая рука немножко заработала». Фельдшер делает бабушке укол от давления и ласково говорит: «Живой Ваш внучок, но лечиться еще придется. Эти бумажки я сейчас у вас заберу, а вы отдохните, теперь уже не к спеху. А как отдохнете, пишите дальше, пишите, это врачу обязательно пригодится».

Не пожалела времени эта девочка, нашла родителей в больнице, говорит им: «Мама ваша, инсультница, мне целую летопись за ночь выдала, а другая рука у нее ожила, вы обратите внимание, скажите врачу, кто у нее там физиотерапию проводит и пусть дальше пишет. Пусть все хорошо будет. С Новым годом вас что ли».

И вот прошло восемь полных месяцев. Мальчик жив и здоров, носится на самокате по всему товариществу. Папа его под впечатлениями прошедшего нового года прошел специальные курсы первой помощи, а бабушка Ева переписала за весну печатными буквами «Руслан и Людмила» и несколько десятков стихотворений. Раскрасила цветными карандашами множество картинок и даже освоила немножко пропись для первого класса.

Человеческий организм, конечно, штука сложная, но без неземных чудес. Волосы уложить и красоту навести бабушке Еве все еще помогает дочь, поднять тяжелое – зять, но поиграть с луком в кубики и конструктор, сварить варенье, а самое главное самостоятельно одеться, раздеться, помыться и почистить зубы она уже может. И почерк у неё даже не хуже стал, чем у внука.

В тот день она налила нам сливового компота из большой кастрюли половником, чокнулась с нами чашечками и опрокинула чашечку себе, не пролив ни капли. Дай бог бабушке Еве долгих лет жизни и крепкого здоровья. Дай бог всякому внуку такую бабушку, а пили мы тогда за фельдшера Светлану. Компот, да, потому что нельзя алкоголь после инсульта. Светлана в ту ночь не только внука бабушки спасла, но и спасла внуку бабушку. Так что, боже, да ей пожалуйста всего-всего-всего и побольше.